Вс. Дек 5th, 2021

Новости России и мира

Новости, обзоры, публикации

«2021 год станет для российского кинорынка рекордным»

Гендиректор «Централ партнершип» Вадим Верещагин – о том, как искать среди кинопроектов алмазы и зарабатывать на них миллиарды

Евгений Разумный / Ведомости

В 2019 г. бокс-офис России, по данным государственного Фонда кино, вырос на 10,3% до 55 млрд руб. Из них 8,4 млрд руб., или 15,1% всех сборов и 58% кинокассы отечественных фильмов (данные отраслевого журнала «Бюллетень кинопрокатчика), – на счету «Централ партнершип» (принадлежит холдингу «Газпром-медиа»), второго по величине прокатчика на российском рынке после Disney и крупнейшего отечественного кинодистрибутора.

В этом году из-за пандемии коронавируса и, как следствие, закрытых на протяжении пяти месяцев кинотеатров рынок кинопроката России впервые за много лет ожидает падение, глубину которого пока предсказать невозможно, говорит гендиректор «Централ партнершип» Вадим Верещагин.

Как в ситуации вынужденного простоя снизить финансовые потери и что ждет отечественный кинорынок в ближайшие месяцы и в 2021 г., Верещагин рассказал в интервью «Ведомостям».

«Как после Великой депрессии в США»

– По данным Ассоциации владельцев кинотеатров на конец августа, кинотеатры в 46 регионах России, в том числе в Москве – основном для кинопроката (21% всех кассовых сборов в стране) – уже возобновили свою работу. Почему зрителям сейчас, когда пандемия только пошла на спад, не стоит бояться идти в кино?

– Мне кажется, что кинотеатры с точки зрения скопления людей не отличаются от общественного транспорта. При соблюдении рекомендации о заполняемости кинозала на 50% социальное дистанцирование вполне можно обеспечить, тем самым избежав заражения. К примеру, если вы запланируете поход в кино с семьей или компанией, вам продадут билеты на места, расположенные рядом. При этом расстояние от других посетителей будет составлять минимум два кресла. Конечно, в общественном транспорте люди не проводят по два часа, как на киносеансе. Но и социальную дистанцию там обеспечить гораздо сложнее, чем в кинотеатрах.

В рекомендациях Роспотребнадзора не было пункта об обязательном ношении масок посетителями внутри кинозалов. Но некоторые кинотеатры будут просить своих зрителей делать это и предоставлять маски в случае необходимости. Для сотрудников кинотеатров ношение средств защиты будет обязательным условием.

Кроме того, посетителям кинотеатров будет обеспечен бесконтактный вход в залы. Кинобары будут работать, но доставка в них продуктов от поставщиков станет осуществляться также бесконтактным способом. В некоторых регионах, к примеру в Ростовской области, продажа еды в кинотеатрах на первом этапе открытия осуществляться не будет. Такие решения принимаются на уровне регионов.

Перерыв между сеансами составит не менее 30 минут. В это время будет проводиться санитарная обработка и проветривание помещения. Сама система вентиляции кинозалов будет работать на забор воздуха только с улицы.

Насколько мне известно, кинотеатры планируют подойти к вопросу обеспечения безопасности для зрителей довольно серьезно. Мы ждали открытия кинотеатров долгих пять месяцев. Никто не готов сейчас рисковать, игнорируя меры безопасности.

Сеансы в открывшихся после карантина кинотеатрах проходят с соблюдением мер безопасности /Сергей Киселев / Агентство «Москва»

– Те продюсеры, которые не рискнули выпустить свои фильмы в августе, наверняка захотят сделать это осенью и на Новый год. Какие проекты «Централ партнершип» выйдут в ближайшие месяцы? «Стрельцова» стоит ждать в ближайшее время, ведь фильм уже готов?

– Подготовка к выпуску фильма начинается, как правило, за три месяца до старта релиза. Сейчас, конечно, сильно нестандартная ситуация, но тем не менее существенно уменьшить время на выпуск фильма мы не можем. Ведь помимо того, чтобы кинотеатры открылись, нам надо уведомить зрителя о выходе фильма в прокат. Минимальный срок на проведение маркетинговой кампании – шесть недель. И мы действительно рассматриваем вариант поставить «Стрельцова» в ближайшее время.

Вообще, у нас отличный пакет. На начало октября запланирован релиз семейной драмы «Пальма». В этом же месяце выйдет фильм «Чернобыль» Данилы Козловского. В начале декабря у нас запланирована премьера исторической мелодрамы «Серебряные коньки». Наш новогодний проект в этом году – экшн-драма о пожарных и спасателях «Огонь». Этот фильм выйдет в конце декабря. Это все крупные релизы. Будут и другие. Во всех проектах, кроме «Пальмы», мы не только прокатчик, но еще и соинвестор.

– Не ожидаете, что осенью будет столпотворение?

– Что касается крупных релизов российских коллег, о выходе которых мне известно, это два проекта продюсера Сергея Сельянова – «Вратарь Галактики» (27 августа. – «Ведомости»), а также «Конек-горбунок» (релиз запланирован на 22 октября. – «Ведомости»).

Толкаться не должны. Вообще, не допустить столпотворения – это задача продюсерского сообщества. Ставить сейчас фильмы друг на друга– это вредить самим себе. Тем более, зачем это делать, когда сложилась уникальная ситуация: в российском кинопрокате в ближайшие 4–5 месяцев почти не будет крупных западных конкурентов. И совершенно точно можно найти даты, чтобы не пересекаться по жанру и аудитории и при этом не столкнуться с голливудским мейджором.

Думаю, доля российского кино по итогам этого года будет очень высокой.

– Что ждет кинорынок в 2021 г.?

– Российских фильмов, скорее всего, в следующем году будет существенно меньше – порядка 90 (в обычные годы – 120 кинокартин).

Причин несколько. Как я уже говорил – съемки переносились, а помимо того, что кино нужно произвести, для него еще необходимо выбрать правильную дату. А здесь как раз уже придется конкурировать с Голливудом. В следующем году чуть ли не каждую неделю будут выходить зарубежные релизы, по крайней мере сейчас они стоят в графике.

Кроме того, довольно часто производство российских фильмов завязано на государственные субсидии. Без подтверждения госфинансирования, особенно на крупные фильмы, запустить проект в производство довольно сложно и рискованно. А из-за коронавируса питчинги Фонда кино и Минкультуры в этом году проводятся позже, чем обычно.

В связи с этим крупных российских проектов – а, как правило, это драмы – в следующем году будет также существенно меньше, но будет больше комедий. Они дешевле в производстве, чем драмы. И, что немаловажно, комедии привлекают самую широкую зрительскую аудиторию.

Если посмотреть на времена Великой депрессии в Штатах, то основной жанр фильмов, выходивших на протяжении нескольких лет после нее, были именно комедии. С одной стороны, они быстрее и дешевле в производстве, с другой – это то, что хотят люди после тяжелых периодов в жизни.

Но с точки зрения бокс-офиса 2021 год станет для российского рынка рекордным. Это связано не только с большим количеством голливудских релизов, но и с низкой покупательной способностью населения после кризиса. Возьмем, к примеру, 2009 год. Тогда кинорынок рос быстрее, чем экономика страны и другие отрасли. Поход в кинотеатр – самый доступный массовый способ развлечения на сегодня.

«Наша задача – найти алмазы»

– Изменились ли принципы работы и роль прокатчика в последние годы?

– «Централ партнершип» – компания полного цикла дистрибуции. Задача кинопрокатчика – взаимодействие с кинотеатрами: договариваться о росписи фильма и его продвижении, следить за тем, чтобы кинотеатры платили вовремя за прокат фильмов и т.  д. Прокатчик, по сути, промежуточное звено между продюсерами и кинотеатрами. Как правило, кинотеатры оставляют себе 50% выручки от продажи билетов, оставшееся делят между собой прокатчик (который получает 12–15% от этой половины) и продюсеры.

Родился в 1983 г. в Москве. Окончил Финансовую академию при правительстве Российской Федерации (Институт международных экономических отношений)

2002

менеджер компании «Ист-Вест» по кинопрокату фильмов студий Paramount, Universal и DreamWorks

2003

менеджер по кинопрокату компании United International Pictures Russia (совместное предприятие студий Paramount и Universal)

2006

директор по продажам в «Уолт Дисней компани СНГ», затем директор по продажам «Буэна Виста Сони пикчерз релизинг» (совместное предприятие компаний Buena Vista International, Inc. и Sony Pictures Releasing International – для проката своих фильмов на территории России)

2008

в октябре пришел на работу в «Централ партнершип» директором по кинотеатральному прокату

2017

первый заместитель гендиректора «Централ партнершип» по кинодистрибуции

2018

в августе назначен гендиректором «Централ партнершип»

Мы занимаемся не только кинопрокатом, но и реализуем телевизионные и интернет-права на фильмы и сами занимаемся международными продажами контента. Кинопрокат для нас по-прежнему является основным источником дохода – в среднем по году на его долю приходится порядка 60% выручки компании. На втором месте по доходам – продажа прав на ТВ. На третьем и четвертом месте – интернет и международные продажи, и сейчас для нас это самые динамично развивающиеся направления бизнеса. У классических кинодистрибуторов доходы от проката составляют, как правило, 80% от всей выручки.

Абсолютные показатели (выручку, чистую прибыль) и доли раскрыть не могу. Но, к примеру, международные продажи контента ежегодно растут в среднем на 50%. В 2 раза за последние три года выросли наши продажи на интернет-платформы. Вообще, интернет, как я считаю, это следующий этап развития нашей индустрии. Благодаря такому диверсифицированному подходу к дистрибуции и тому, что наша библиотека насчитывает более 3000 часов сериалов и фильмов, мы смогли продолжить работу во время приостановки кинопроката из-за распространения коронавируса. Хотя, конечно, часть выручки за этот период мы потеряли из-за закрытия кинотеатров.

Также в последние пять лет «Централ партнершип» является системным инвестором российского кино. С одной стороны, мы, как прокатчик, – посредники между продюсерами и площадками: кинотеатрами, каналами, видеосервисами и т. д. С другой стороны – сами выступаем как сопродюсеры в некоторых проектах. Зарабатываем на этом.

– Поменялись ли приоритеты по каналам продвижения фильмов в последние годы в связи с развитием интернета?

– Интернет действительно начинает занимать все большую долю в рекламных бюджетах. Если 5–6 лет назад это было около 5% от всего маркетингового бюджета фильма, то сейчас – уже 15% и больше. Для продвижения некоторых жанров, к примеру фильмов ужасов, доля затрат на рекламу в интернете может достигать и 50%. Целевая аудитория – молодежь от 16 до 30 лет, а она зачастую находится в интернете. Для крупных проектов, к примеру спортивной драмы «Движение вверх» и комедии «Холоп», рассчитанных на массового зрителя, мы использовали все каналы и платформы, где можно было получить контакт с аудиторией.

Преимущество интернета в том, что его механизмы позволяют таргетировать информацию на конкретных пользователей. Вплоть до того, что можно устанавливать параметры аудитории, контакт с которой хочешь получить, – житель определенного города, такого-то возраста, с таким-то достатком и интересами.

Кампания на ТВ – дорогое удовольствие, но и охват такой кампании гораздо шире. Поэтому она по-прежнему занимает львиную долю в маркетинговых бюджетах фильмов. В среднем по рынку этот показатель составляет 55–60%.

Оставшиеся после телевидения и интернета деньги распределяются на другой инвентарь по необходимости. К примеру, реклама внутри кинотеатров чаще важнее, чем наружная и радиореклама, потому что там есть прямой контакт с киноходящей аудиторией. Что касается наружной рекламы, то включение ее в медиаплан всегда под вопросом. Тут учитывается и фактор стоимости, а стоимость наружной рекламы в последние годы существенно выросла; и сезонность – к примеру, определенный постер просто плохо смотрится на щитах в осенне-весенний период, когда на улице грязь и слякоть.

– Каков на сегодня средний бюджет на продвижение фильма?

– Он может быть разным в зависимости от картины. В среднем по рынку он составляет 25% от производственного бюджета фильма. Но в редких случаях превышает 200 млн руб.

– С учетом того что бизнес «Централ партнершип» диверсифицированый, какова его рентабельность?

– В разные годы по-разному. От 5 до 15% по операционной прибыли.

– В каких проектах вы принимали участие как сопродюсеры?

– После долгой паузы в 2015 г. «Централ партнершип» снова стала участвовать в кинопроизводстве, и первым проектом, в финансировании съемок которого мы приняли участие, была драма «Экипаж» с Данилой Козловским, вышедшая в прокат в 2016 г. (кассовые сборы – 1,4 млрд руб., по данным ЕАИС. – «Ведомости»). Также мы были соинвесторами «Движения вверх» (кассовые сборы – 2,9 млрд руб., по данным ЕАИС. – «Ведомости») и самого кассового на сегодня российского фильма – «Холоп», который заработал в российском прокате более 3 млрд руб. Все это коммерчески успешные проекты.

Кассовые сборы комедии «Холоп» в России превысили 3 млрд руб. (на фото исполнители главных ролей Милош Бикович и Александра Бортич( /Централ Партнершип

– А вы были миноритарным или мажоритарным инвестором этих фильмов?

– В тех проектах, где мы миноритарные инвесторы, мы, как правило, заходим на уровне от 10% общего объема финансирования проекта. Это, например, такие фильмы, как «Движение вверх» и «Холоп». Но есть и проекты, где мы выступаем как мажоритарные инвесторы, там размер нашего финансирования составляет от 50%. Комедию «Миллиард» (кассовые сборы – 408,6 млн руб., данные ЕАИС. – «Ведомости») с Владимиром Машковым, если не считать госденьги (140 млн руб. из 240 млн руб. производственного бюджета выделил на безвозвратной основе Фонд кино, по данным ЕАИС. – «Ведомости»), мы сами разрабатывали, участвовали на всех этапах и профинансировали практически полностью. По такой же схеме работали и финансировали «Легенду о Коловрате» (кассовые сборы – 593,2 млн руб., по данным ЕАИС. – «Ведомости») и «Серебряные коньки».

– А вы получаете долю в правах на все среды – кинопрокат, ТВ, интернет, международные продажи?

– Да. И как прокатчик мы получаем права на их дистрибуцию тоже во всех средах. Но эксклюзив на кинопрокат крупных российских картин мы получаем и без вхождения в проект в качестве инвесторов, потому что мы – лучшие на рынке, о чем говорят цифры. Топ-3 самых кассовых отечественным фильмов – на счету «Централ партнершип».

– Почему при наличии экспертизы «Централ партнершип» участвует в проектах как сопродюсер, но сама сейчас не производит фильмы, как это было раньше. Были ли мысли вернуться к кинопроизводству?

– Это другой бизнес. Наша задача – найти алмазы, которые бы стали самыми кассовыми фильмами, стать их прокатчиком. В каких-то случаях еще и стать соинвесторами – миноритарными или мажоритарными.

«Централ партнершип» в цифрах

Кинопроизводственная и кинодистрибуционная группа компаний «Централ партнершип», которой владеет «Газпром-медиа», – эксклюзивный дистрибутор на территории России фильмов кинокомпаний Paramount Pictures, Lionsgate, а также независимой студии Summit Entertainment. С момента основания в 1996 г. компания выпустила в кинопрокат 724 фильма, из них 189 – российского производства.
«Централ партнершип» входит в число 10 компаний-мейджоров отечественного кинопроизводства, которые имеют право на получение госсубсидии на приоритетной основе (возвратные и безвозвратные, в рамках отдельного конкурса Фонда кино).
Компания не раскрывает финансовые показатели. По данным базы СПАРК, выручка по РСБУ ООО «Централ партнершип» (занимается производством кинофильмов, видеофильмов и телевизионных программ) в 2019 г. составила 579,8 млн руб., чистый убыток – 67,3 млн руб. Выручка ООО «Централ партнершип сейлс хаус» (распространение кинофильмов, видеофильмов и телевизионных программ) по РСБУ в прошлом году составила 5,4 млрд руб., чистая прибыль – 670,2 млн руб. (СПАРК).

Голливуд тоже работает по такой схеме. Продюсеры разрабатывают фильм и приносят его на студию. После этого студия делает оценку проекта, финансирует его производство. При этом студия, конечно, участвует на всех этапах производства – начиная от работы со сценарием, выбора режиссера и проведения кастинга, заканчивая постпродакшном и продвижением фильма. В тех проектах, где мы – мажоритарный инвестор, мы тоже участвуем во всех этапах производства. Но, условно говоря, операторов и осветителей на работу не нанимаем. Это оптимальный вариант.

– По каким критериям принимаете решение о вхождении в качестве инвестора в тот или иной проект? И от чего зависит размер ваших инвестиций?

– От финансовой модели, которая формируется на базе коммерческого потенциала того или иного проекта. Включая, в том числе, сколько надо будет потратить на продвижение, каковы могут быть потенциальные сборы фильма в кинотеатрах, как мы его сможем продать на зарубежные рынки, интернет, телевидение и т.  д. И уже тогда смотрим – можем ли инвестировать в проект и на каких условиях. Начиная от сумм, заканчивая условиями возврата денег и доли в правах.

– Как вы определяете потенциал фильма?

– Смотрим на жанр, на сценарий, продюсерскую и творческую группу. Звездный кастинг, безусловно, важен, но, как показывает практика, не всегда это является залогом успеха. Производственный бюджет тоже важен с точки зрения того, возможно ли его окупить. Важно наличие госсубсидий в проекте – Фонда кино и Минкультуры, когда это кино будет готово. Проекты, которые, к примеру, будут готовы через три года, нам не всегда интересны.

– Каким, на ваш взгляд, может быть потолок производственного бюджета у российского фильма, чтобы он окупился в кинопрокате?

– Российских фильмов, заработавших в прокате более 2 миллиардов, всего три – «Холоп», «Движение вверх» и «Т-34». Это топ-3 самых кассовых российских фильмов на сегодня. Может ли фильм с бюджетом в 1 млрд руб. окупиться в кинопрокате? Да, если он соберет кассу, как у трех этих фильмов.

– Выход в прокат этих фильмов был поддержан медиакомпаниями: «Движение вверх» и «Т-34» – холдингом ВГТРК, «Холоп» – холдингом «Газпром-медиа». Участие крупного телехолдинга является гарантией успеха проекта?

– Конечно. Не только топ-3, а топ-10 российских фильмов были выпущены при поддержке крупных медиахолдингов, где холдинг выступал зачастую в том числе и как инвестор. Логично, что они заинтересованы в коммерческом успехе фильмов и активно поддерживают его своими информационными ресурсами – сюжетами в новостях и программах, например.

– Зачем это телехолдингам?

– На российском телевидении, за исключением отдельных крупных каналов, доминирует отечественный кинопродукт. А он откуда-то должен браться. Телехолдинги, поддерживая российское кино, тем самым бронируют за собой телеправа на него. И второе – при правильном системном подходе российское кино прибыльное, это бизнес.

Не всегда правильно считать прибыльность фильма только по его российскому бокс-офису. Ведь помимо кинопроката есть еще международные продажи, реализация прав на телевидение и в онлайне. Может быть, не сразу, а через какое-то время кино вполне может стать прибыльным.

Крупные медиахолдинги, помогая отечественному кино, стремятся обеспечить себе права на телепрокат кинокартин. Фильмы «Движение вверх» (кадр на верхнем фото) и «Т-34» вышли при поддержке ВГТРК /Студия Тритэ

Кадр из фильма «Т-34» /Централ Партнершип

«Развитие кинопроката постепенно упрется в стену»

– Осенью прошлого года «Газпром-медиа» сообщила о создании компании «Белые ночи», которая будет заниматься прокатом авторского кино. И это, скорее, как раз ваш бизнес. Почему «Централ партнершип» не взялась за это направление?

– У нас было большое количество дискуссий внутри холдинга по этому поводу. Команда «Централ партнершип» изначально заточена под выпуск коммерческого кино. И перепрофилировать структуру, даже в рамках создания отдельного дивизиона, под работу с авторским кино достаточно сложно. Кроме того, в году 52 уикенда и выпустить больше фильмов одной компании невозможно. Мы продолжаем заниматься авторским кино, но с чуть более коммерческим уклоном.

Для холдинга лучше иметь две отдельные структуры, одна из которых будет заниматься авторским кино, другая – коммерческим. Это позволит доводить до проката большее количество фильмов. И, соответственно, получать больше прибыли.

– А если возникнет ситуация, когда «Централ партнершип» и «Белые ночи» будут претендовать на прокат одного и того же фильма?

– Разрешить этот вопрос будет задачей акционера. Пока таких ситуаций не возникало.

– Вы сказали, что интернет – это следующий этап развития киноиндустрии. Весной, в отсутствие кинопроката, продюсеры фильма «Спутник» выпустили его в онлайн с расчетом, как они сами говорили «Ведомостям», заработать на нем в интернете не меньше, чем на кинопрокате. Получается, этот этап уже наступил?

– Говоря о том, что интернет – это будущее для киноиндустрии, я в том числе имел в виду, что рынок кинопроката постепенно упрется в стену. В силу того, что возможности его развития довольно ограниченные – населением страны, обеспеченностью кинотеатрами, платежеспособным спросом. В этом смысле у интернета потенциал гораздо выше. Проложить кабель связи гораздо проще, чем построить кинотеатр.

Фильм «Спутник» для российской киноиндустрии – уникальный случай. Он вышел в разгар эпидемии, когда все сидели дома и подписывались на онлайн-платформы, которые на тот момент были доступны бесплатно. Сумм, которые заплатили видеосервисы продюсерам «Спутника», мы не знаем. Но, думаю, что конкретно в тот момент времени это было выгодно. В целом фильмы с бюджетом более 200 млн руб. в обычных условиях, вне пандемии, чтобы окупиться, должны выходить в прокат. В противном случае вряд ли онлайн-платформы смогут компенсировать создателям затраты. Но всегда, конечно, надо просчитывать конкретный проект.

Онлайн-смотрение сейчас находится на том этапе развития, на котором находился кинопрокат лет 15 назад. С одной стороны, мы видим бурный рост. Но с другой – отсутствие какой-либо прозрачности. Кинопрокат тоже в свое время был Диким Западом, пока не появилась система ЕАИС, которая дает очень четкое и оперативное понимание о сборах фильма.

Аналогичную систему необходимо внедрить и для наших видеосервисов. Сейчас они не показывают свои цифры. Отсутствие прозрачности не дает возможности просчитать экономическую модель выпуска фильма только в онлайн, без кинопроката. На Западе сервисы отчитываются о просмотрах и продажах фильмов, что и позволяет голливудским студиям выпускать фильмы только для онлайна. Мы продаем зарубежным платформам свой контент напрямую и можем сравнивать принципы работы. Там все понятно и прозрачно.

Ну и нужно продолжать системную работу по борьбе с интернет-пиратством. У нас, конечно, есть определенные позитивные сдвиги в этом направлении. Но надо понимать, что борьба с пиратством – это в некоторой степени борьба с ветряными мельницами. Они всегда будут на шаг впереди.

«Мы все находимся в одной лодке»

– В апреле Минкультуры давало прогноз, что по итогам 2020 г. российский бокс-офис может потерять около 40%. Но тогда еще была надежда, что кинотеатры откроются в июне – июле. Каков ваш прогноз? И какие меры поддержки, антикризисные, нужны киноиндустрии со стороны государства?

– Сейчас сложилась такая ситуация, когда необходимо сохранить индустрию. И вот здесь мы все находимся в одной лодке. Ситуация простая: кинотеатры открываются и нужен репертуар. Это с одной стороны. С другой – из-за пандемии продюсеры были вынуждены перенести съемки. В большинстве случаев это приведет к удорожанию производства. И не факт, что сборы этих фильмов останутся на планируемом уровне. В итоге продюсер, выпустив фильм в прокат, недополучит часть прибыли. Если она в принципе хоть какая-то будет.

При этом у многих проектов, съемки которых были перенесены, есть обязательства перед Фондом кино по возврату средств. Если не поддержать продюсеров, это приведет к сужению репертуара, что, в свою очередь, скажется на кинотеатрах. Уменьшится количество кинотеатров – снизятся дальнейшие сборы. Если российские продюсеры откажутся от выпуска своих релизов, в ближайшей перспективе – в течение трех месяцев – это повлечет за собой огромное количество финансовых проблем для кинотеатров. Вот по всем этим направлениям и нужна сейчас господдержка.

Во время пандемии кинопроизводство затормозилось, теперь многие продюсеры недосчитаются доходов, которые планировали получить от сборов /tourprom.ru

Во-первых, надо поддержать те российские релизы, которые будут выходить в ближайшие пять месяцев. Это позволит нивелировать риск и простимулирует продюсеров выпустить свои фильмы. И тем самым увеличить долю российского кино. Во-вторых, надо поддержать те проекты, которые из-за пандемии оказались в заморозке и у них в связи с этим увеличился бюджет. На безвозвратной или возвратной основе. Но, конечно, для этого надо создать реестр этих картин, провести анализ, чтобы не было злоупотреблений. В-третьих, позволить продюсерам выпустить фильмы позже того срока, который был прописан в договоре о выделении субсидий Минкультуры и Фонда кино.

Все это должно позволить сохранить индустрию. Какие именно убытки понесет отрасль по итогам года, пока сложно предсказать.

– Для чего вообще государству поддерживать киноиндустрию? Вы же сами говорили, что при системном подходе российское кино – прибыльное.

– Здесь нужно ответить на вопрос, ради чего-то государство в свое время начало поддерживать киноиндустрию.

– Ради увеличения доли российского кино?

– Скорее, это результат. Кинематограф является элементом госполитики. Благодаря кино можно культурно взращивать людей, которым близки наши ценности как страны. Результат – на табло. Количество российских фильмов, собирающих в прокате больше миллиарда, в последние годы увеличилось. И по ряду проектов мы начали конкурировать с Голливудом.

Кроме того, мы начали производить смелые жанры. К примеру, научную фантастику. 10 лет назад ее никто не снимал – это сложно и дорого. Шесть лет назад российское кино за редкими исключениями – как правило, артхаус – не присутствовало за рубежом. Сейчас оно очень востребовано. Все это качественные показатели. Количественный показатель – доля сборов российского кино. А она, если смотреть в ретроспективе, растет.

Наша киноиндустрия пока молодая. Во Франции кинопроизводство не останавливалось в 90-е. Но мы уже прошли тот этап, когда индустрию надо было поднимать с колен. Пандемия и все, что происходит в связи с этим, – временное явление. Здесь нужны антикризисные меры. В целом мы пришли к тому, что у нас появилась платформа – количество проектов и их качество.

– Не противоречат ли логике ваших слов о том, что «все сейчас в одной лодке», иски «Централ партнершип» – к объединенной киносети «Окко», «Синема парк» и «Формула кино» на 194 млн руб. и сети «Киномакс» на 88 млн руб.

– Это задолженность за прокат фильмов в декабре, январе, феврале и марте. То есть основная часть задолженности сформировалась в допандемийное время. Да, мы все понимаем, что из-за распространения коронавируса кинотеатры были закрыты пять месяцев.

Но как дистрибуционная компания, представляющая продюсеров, мы должны действовать в их интересах. Создатели фильмов, выходивших в прокат в декабре – марте, денег не получили. А они на них рассчитывали. Если мы не в состоянии вернуть эти деньги, то грош цена нашей работе. Да, мы все находимся в одной лодке. Именно поэтому одна из сторон не должна ее раскачивать.