Чт. Окт 21st, 2021

Новости России и мира

Новости, обзоры, публикации

«Это будет небольшой, но особенный университет»

Эксклюзивное интервью Алексея Кудрина «Ведомостям» о создании Университета свободных искусств и наук в Санкт-Петербурге

Председатель Счетной палаты, декан факультета свободных искусств и наук СПбГУ Алексей Кудрин /Евгений Разумный / Ведомости

В России появится первый Университет свободных искусств и наук. 1 марта ученый совет Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ) одобрил выделение из университета одноименного факультета, за это проголосовали 95 членов ученого совета СПбГУ, 21 – против, 17 – воздержались.

Председатель Счетной палаты Алексей Кудрин, возглавляющий факультет свободных искусств и наук СПбГУ, делится своим видением либерального образования и объясняет, зачем надо было разводиться с петербургским университетом.

– Когда будет создан новый университет?

– В течение двух месяцев будет произведена реорганизация СПбГУ с выделением факультета свободных искусств и наук. На базе факультета будет создан Университет свободных искусств и наук.

– Кто примет такое решение?

– Решение о реорганизации примет правительство России как учредитель СПбГУ. А учредителем нового университета станет Министерство образования и науки. Все договоренности достигнуты. СПбГУ против выделения факультета не возражает.

– Понятно, что решение – это одно, а процедура выделения не может быть быстрой. Когда вы сможете объявить набор студентов в новый университет?

– Реорганизационные процедуры могут растянуться на несколько месяцев. Но прием студентов мы проведем уже в этом году.

– А как же лицензия на образовательную деятельность и аккредитация вуза?

– По законодательству при реорганизации вуза они сохраняются. У нас будут та же лицензия и та же аккредитация, что и у СПбГУ, сроком на один год. За год мы должны подготовиться и получить эти документы на пять или шесть лет. В перспективе в Университете свободных искусств и наук будет учиться от 1500 до 2000 студентов. Это будет небольшой, но особенный университет. Особенный – по модели образования, по индивидуальному подходу к каждому студенту.

– Сейчас студентов сколько?

– 700. В ходе нашего выделения из СПбГУ студенты смогут выбрать, хотят они учиться у нас или продолжить обучение в СПбГУ. Но я думаю, что большинство выберут нас. Во-первых, в силу того, что наша модель образования отличается от той, что применяется в СПбГУ. У нас индивидуальные треки обучения, они не совпадают ни с одной специальностью в классическом университете. Во-вторых, у нас неплохой имидж. В-третьих, наши выпускники получают второй диплом – американского «Бард колледжа» – и очень конкурентоспособны на рынке.

Разделение эндаумента

Одним из нерешенных вопросов выделения факультета из СПбГУ остается раздел средств эндаумента – фонда целевого капитала. Сейчас, по данным СПбГУ, эндаумент университета составляет 1,045 млрд руб. Эти средства вложены в ценные бумаги, ими управляет компания «ВТБ капитал управление активами».
488,5 млн руб. в эндаументе СПбГУ – средства, привлеченные Кудриным на развитие программ свободных искусств и наук.
Сейчас в СПбГУ продолжает обсуждаться вопрос, возможен ли раздел средств эндаумента, рассказали на факультете свободных искусств и наук. Если раздела фонда не произойдет, новый университет будет создавать собственный эндаумент с нуля.

– А преподаватели за отделение?

– Ученый совет факультета при одном воздержавшемся поддержал создание нового университета. Преподаватели с большим энтузиазмом относятся к нашим программам. Мы живем особой средой: хотим продвигать в стране модель liberal arts – модель свободных искусств и наук, помогать другим университетам с ней освоиться, стать центром экосистемы этого подхода к образованию.

«Нам очень нравится бренд «Смольный»

– Как будет точно называться университет?

– В документах, которые рассматриваются в правительстве, вуз называется так – Университет свободных искусств и наук. Но возможна корректировка названия, нам очень нравится бренд «Смольный», потому что факультет ведет историю с 1997 г., когда были созданы курсы «Смольный центр открытых искусств и наук». Это была факультативная программа для студентов, которые хотели получить дополнительные знания.

– В конце 2020 г. речь шла о том, что университет получит самостоятельность, но останется в составе СПбГУ. Почему концепция изменилась?

– Есть концептуальная и техническая причины. Концептуальная – может ли существовать университет внутри другого университета? Это достаточно сложная с точки зрения управления конструкция. Шла дискуссия, не помешает ли развитию нового университета сохранение контроля над ним со стороны СПбГУ. Но недавно появилась техническая причина, из-за которой от прежней схемы решили отказаться. 25 декабря президент поручил правительству изменить закон о двух университетах – МГУ и СПбГУ – и дать им право самостоятельно создавать юридические лица. Это хорошо, но в нашем случае означает, что мы не сможем стать федеральным автономным учреждением, как планировали. Стало понятно, что в этом случае мы не получим те свободы, которые хотели получить, и не сможем реализовать все наши чаяния. Поэтому после обсуждения все заинтересованные стороны – в правительстве, в Министерстве образования, в СПбГУ – пришли к выводу, что надо создавать самостоятельный университет. Сейчас эта позиция на всех уровнях согласована.

– Сколько денег новому университету надо на год и на перспективу?

– Мы государственный вуз. При реорганизации все бюджетные места, все ставки преподавателей и административного персонала передаются в новый университет. Как и средства на содержание нашего нынешнего здания. То есть нам передается весь комплекс ставок и имущества, который позволит новому университету работать без остановок.

– Вам не жалко расставаться с брендом СПбГУ?

– Мы останемся с СПбГУ добрыми партнерами, уверен, что у нас будет много возможностей для сотрудничества и реализации совместных проектов. Но мы считаем, что создадим новый бренд в России. Под которым будут зарождаться новые факультеты и университеты. Мы воспринимаем себя как локомотив, который пробивает дорогу другим.

– Вы станете ректором нового университета?

– Нет, я точно не буду ректором. Ректор будет избран коллективом и затем назначен учредителем. А я надеюсь войти в попечительский совет. И буду поддерживать новый университет.

10 000 кв. м в особняке Штиглица

Чтобы увеличить количество студентов, новому университету потребуются площади. Уже 10 лет к факультету приписан особняк барона Штиглица, но, как рассказал Кудрин, за все эти годы в СПбГУ не нашлось средств на его ремонт («Потому что у университета объективно есть другие острые проблемы»). По словам Кудрина, сейчас, при создании нового университета, будут выделены средства на реконструкцию здания – есть поручение правительства, вопрос уже рассматривают в министерствах финансов и экономического развития. Во дворце Бобринских 4500 кв. м, а в новом здании будет еще 10 000 кв. м, уточнил он. Кудрин предполагает, что на реконструкцию особняка Штиглица уйдет три года.

«Критическое мышление плюс умение принимать решения»

– Что такое либеральное образование – если в нескольких словах?

– Liberal arts не относится к либерализму, как думают некоторые. В античности liberal arts – это просто науки. В Средние века существовала система семи свободных искусств – septem artes liberales, которые состояли из тривиума и квадриума. В тривиум входили грамматика, риторика и диалектика, потому что человек должен уметь формулировать свои мысли. А квадриум – это арифметика, геометрия, астрономия и музыка. Музыка попала в точные науки, поскольку изучала гармонию. Сегодня свободные искусства и науки – это еще и обучение soft skills, гибким навыкам. Именно это и нужно работодателям. Плюс критическое мышление, плюс умение принимать решения. Свободные искусства и науки – уже не только новые знания. Это формирование способностей генерировать новые идеи, продукты и смыслы.

– На практике такое обучение как выглядит?

– Как сотрудничество гуманитарных, естественных и точных наук. Например, на нашем факультете работает известнейшая в стране программа когнитивных исследований, где изучением возможностей человеческого мозга наравне с нейрофизиологами и биологами занимаются лингвисты. Руководит программой Татьяна Владимировна Черниговская.

Также на нашем факультете студенты изучают компьютерные науки и искусственный интеллект, работу с большими данными, экономику. Наряду с этим много гуманитарных программ: изобразительное искусство, архитектура, кино и видео, социология, антропология и международные отношения. И все это внутри одного факультета. Студент может слушать и одно, и другое. Выбор специальности происходит только после 2-го курса. Потому что, когда студенты приходят к нам после школы, они еще не знают обо всех возможностях. Одна наша студентка рассказывала, что шла на факультет заниматься современной музыкой, мечтала стать музыковедом. Но через два года, пройдя курс по математике, решила, что не мыслит без нее свою жизнь.

Вы чувствуете – у нас другие возможности для студентов! У нас нет лекционных курсов, у нас маленькие группы – по 12–15 человек. У нас индивидуальная работа студента с профессором. Не зря у нас много иностранцев – к нам приезжают десятки американских студентов, в том числе из Гарварда, Стэнфорда и Колумбийского университета, они проходят конкурс, чтобы проучиться семестр на нашем факультете в Петербурге. Много студентов из западноевропейских университетов. Им у нас интересно. И поскольку у нас американский диплом, мы сертифицированы под все международные требования. Наши курсы засчитываются во всех университетах. Мы абсолютно интегрированы в мировую систему.

– Вы хотите продвигать модель свободных наук и искусств в стране. А правительство это поддерживает?

– Да, наши предложения по продвижению этой модели образования понравились и правительству, и Министерству образования и науки. Потому что эта модель образования отвечает современным вызовам. Сейчас мир меняется очень быстро, цифровизация, искусственный интеллект, мы уже не способны конкурировать с машинами. Вопрос – кого готовить нашим университетам? Ответ такой: надо учить не только фактам, а учить навыкам, которые позволят быстро переходить от одной профессии к другой. Это стало понятно не сейчас, а уже довольно давно. Когда Альберта Эйнштейна спросили, какова скорость звука, он ответил: посмотрите в справочнике. И добавил, что ценность образования не в том, чтобы помнить много фактов, а в том, чтобы научиться мыслить о том, чего нет в учебниках. И Стив Джобс говорил, что для успеха в нынешнем мире одних технологий недостаточно, технологии должны быть совмещены с искусством. Нужны люди, которые умеют соединять достижения из разных сфер в одном продукте и умеют наладить диалог с другими людьми.

В мире это поняли – есть много университетов и факультетов, в названиях которых прямо указаны свободные искусства и науки, есть факультеты, где указания на это нет, но они по этой модели работают, так происходит обучение в бакалавриатах Гарварда, Стэнфорда и Оксфорда. В Китае за пять лет создали 10 университетов свободных наук и искусств и 130 факультетов.

А в России только четыре факультета – кроме нас это Школа перспективных исследований в Тюменском госуниверситете, она работает по этой модели с 2017 г., а создавал школу нынешний министр науки и высшего образования Валерий Фальков. И мы его поддержку сейчас ощущаем. Факультет liberal arts есть в РАНХиГС. В этом году в Шанинке появился факультет свободных наук, деканом которого стал наш преподаватель. Но для страны этого очень мало. Мы не должны отставать.

– А говорят, что в России либеральное образование под угрозой – и у Шанинки, и у Европейского университета в Петербурге были проблемы. Сейчас эти угрозы остаются актуальными?

– Сегодня Европейский университет и Шанинка работают с аккредитациями и лицензиями, активно развиваются.

Я желаю им успеха в их работе. Но их не стоит сравнивать с новым Университетом свободных искусств и наук. Новый университет – государственный, у него свои программы, которые включают не только гуманитарные, но и естественные и точные науки. Как я сказал раньше, термин «свободные искусства и науки» – это историческое название классического университетского образования.

– Раньше вы проявляли большое внимание к Европейскому университету в Санкт-Петербурге. Что изменится с появлением нового университета?

– Я остаюсь членом попечительского совета Европейского университета. Кроме того, я уже почти год председатель совета директоров Российской экономической школы (РЭШ) – это лучшая финансово-экономическая магистратура в стране. И сегодня РЭШ я уделяю больше внимания, чем Европейскому университету в Петербурге. Еще я председатель попечительского совета Северного (Арктического) университета в Архангельске, я когда-то жил в Архангельске, окончил там среднюю школу, поэтому стараюсь и там поддерживать образовательные проекты. Переключение внимания на наш университет для меня будет еще большим удовольствием.

– Когда вы поняли, что это удовольствие?

– Когда я работал в Петербурге первым замом мэра, я сделал открытие: осознал, что для меня поддерживать образование – более интересная задача, чем помогать чему-то другому. Безусловно, я поддерживаю Мариинский театр, вхожу в клуб друзей Театра Европы Льва Додина. Я дружил с Алексеем Германом и помогал в поиске спонсоров на два его фильма – «Хрусталев, машину!» и «Трудно быть богом». Мы с Алексеем Германом многое обсуждали, я приезжал на съемки, где бы они ни проходили. Но с некоторых пор я переключился на поддержку образовательных и научных программ. Мне это нравится. Я понимаю, что образование определило мою судьбу. И хочу, чтобы эти возможности были и у других.