Сб. Окт 23rd, 2021

Новости России и мира

Новости, обзоры, публикации

Где бумага в тренде

Хотя Россия давно теряет былую литературоцентричность, большие книжные форумы, напротив, становятся все более центральными. Еще недавно основными площадками в Москве были ВВЦ, где проходила Московская международная книжная выставка-ярмарка, и Центральный дом художника на Крымском Валу, где работала ярмарка Non/fiction. Теперь главные места – это Манеж, куда в этом году перебрались ярмарки, и Красная площадь с одноименным книжным фестивалем.

За рубежом крупнейшие ярмарки, такие как Франкфуртская или Лондонская, носят деловой характер. Издательства и литагенты со всего мира съезжаются туда ради бизнеса – чтобы купить или продать права на книги. 

Идея наших ярмарок иная. Главная персона здесь – читатель. Это для него устраиваются презентации и встречи с авторами. Это ему дают возможность приобрести книги якобы без торговой наценки. Впрочем, для коллекционеров автографов посещение ярмарки может и впрямь принести богатый улов. Через каждые 30 метров у стендов обязательно обнаружится некий известный автор (и бог ему судья за то, что называет себя писателем).

Опыт прежних выставок показывает, что подавляющую часть посетителей составляют рожденная в СССР интеллигенция и студенты-гуманитарии. Молодежь толпится у стендов с переводной современной литературой. Это на встречу с ней приезжают модные европейские авторы вроде Фредерика Бегбедера (он заявлен и в этом году) и устраиваются презентации ежегодных романов Виктора Пелевина (его новая книга сойдет на нас, грешных, к началу ярмарки). Пожилые посетители традиционно собираются возле эзотерики и книжек православно-сталинистской направленности: чем жестче конспирологический посыл, тем востребованнее автор.

Однако помимо продаж у московской выставки-ярмарки есть еще одна важная миссия. Это площадка для обсуждения насущных проблем книжной отрасли и литературного процесса. Обсуждать есть что. Индустрия чтения находится в тяжелом кризисе. Или, скажем мягче, проходит радикальную трансформацию. С одной стороны, никогда в истории цивилизации не было такого количества грамотных людей и актуальных читателей. С другой – никогда процесс чтения не был так обесценен, сведясь к утилитарной функции передачи информации. Чтение перестало быть элитарным занятием, автор текста перестал быть значимым только потому, что умеет его сочинить.

Фундаментальные вызовы, с которыми столкнулась отрасль, можно разделить на внешние и внутренние, технологические и содержательные. Первый и самый болезненный связан с постигшей нас цифровой революцией. Тиражи бумажных книг падают, цена на них растет. Оппозиция бумага – экран еще не так давно была живой и разделяла людей на психотипы. Одним было важно чувствовать прикосновение к бумаге, делать пометки карандашом и заламывать страницу вместо закладки. Другие таскали с собой небольшой гаджет, чтобы получить мгновенный доступ ко всей Библиотеке конгресса. Сегодня этого конфликта уже нет. Трудно найти человека, отрицающего электронное чтение. 

Новое не отменяет старого, но дает новые возможности развития – это закон культуры. Кино не отменило театр, телевидение не отменило кино, YouTube не отменил телевидение. Цифра не отменила книги, но дала им новую жизнь. 

Еще один вариант чтения – аудиокниги. Здесь конфликта нет вообще, ведь слишком разнятся сферы применения. Автомобиль, общественный транспорт, фитнес-центр – где еще мы слушаем аудиокниги? Разве что в отпуске на пляже. Кстати, европейские купальщики по-прежнему читают под зонтиками бумажные книги и потом оставляют их в пунктах бук-кроссинга. Наши же соотечественники отдыхают в наушниках. Что они слушают, большая тайна, но факт остается фактом.

Другой вызов для книжного мира – резкое смещение читательского интереса к документальным текстам. Растущий успех ярмарки Non/fiction вполне закономерен. Писатель перестал быть глашатаем высоких истин, разве что его зовут Пауло Коэльо. Художественная литература стала полуфабрикатом для коммерчески оправданных форматов, таких как сериалы, кинофильмы и компьютерные игры. Нон-фикшн же самоценен. Ничто не заменит словарь, учебник, энциклопедию, научные и религиозные издания, альбомы по искусству и детские книжки-раскраски. С возрастом читатель начинает осознавать, что нет ничего интереснее биографий, мемуаров и чьей-то личной переписки. В этом смысле серия «Жизнь замечательных людей», основанная Максимом Горьким, никуда не денется.

Кроме того, у традиционной офсетной книги появился шустрый конкурент в виде технологии «печать по требованию». Теперь кто угодно может напечатать что угодно за сущие копейки тиражом от одного экземпляра – и выставить на продажу в крупнейших магазинах, включая онлайн-площадки, такие как Amazon, Ozon, «Литрес». Современные маркетинговые технологии способны сделать звезду так же, «по требованию». Если что и обеспечивает хоть какой-то качественный отбор, то это те немногие издательства, которые из последних сил арендуют скромные стенды на книжных ярмарках, одна из которых открывается 2 сентября.