Вс. Дек 5th, 2021

Новости России и мира

Новости, обзоры, публикации

Почему компании предпочитают ловить мошенников сами

Хотя число корпоративных мошенничеств, по данным исследований, растет, в последние годы об этих преступлениях все реже сообщают в полицию. Компании берут правосудие в свои руки и сами находят и наказывают недобросовестных сотрудников, не обращаясь в правоохранительные органы. Отчасти это объясняется тревогой организаций за свою репутацию, которую может запятнать внутреннее мошенничество. Но итоги нашего 28-дневного полевого исследования, в котором мы поговорили непосредственно со специалистами по борьбе с мошенничеством, работающими в разных типах организаций, и организовали серию из 27 официальных интервью с сертифицированными экспертами по борьбе с мошенничествами (Certified Fraud Examiners, CFE), выявили еще одну причину. Организации не настолько доверяют полиции и судебной системе, чтобы позволить им полностью расследовать мошенничества.

У опрошенных нами специалистов было три причины не доверять судебной системе. Во-первых, они сказали, что, по их опыту, полиция ставит на первое место расследование случаев, когда деньги теряют частные лица, а не учреждения. Во-вторых, если цель правоохранительных органов – наказать мошенника, то главная цель компании чаще заключается в возвращении потерянных денег. Наконец, по словам опрошенных, у полиции недостаточно технических ресурсов и знаний, так как мошеннические схемы становятся все сложнее. Поэтому компании предпочитают бороться с мошенниками молча.

Для корпоративных менеджеров у такого образа действий есть существенные преимущества: защита своей репутации и доброго имени организации, а также более быстрое возобновление бизнеса и в некоторых случаях возвращение утраченных денег. Однако управленцам, принимающим эти решения сегодня, надо понимать, что в долгосрочной перспективе у компании могут появиться проблемы.

Если не сообщать о мошенниках в полицию, они будут свободно переходить из одной организации в другую. И менеджерам будет все труднее отделять достойных доверия соискателей от сомнительных в процессе отбора кадров. А у недобросовестных сотрудников появится возможность потренироваться в разных компаниях и стать серийными мошенниками.

Мы обнаружили, что, желая ограничить риск приема на работу серийных мошенников, некоторые организации по взаимной договоренности обмениваются информацией о нарушителях со своим конкурентами. Джанет, работающая CFE в канадском банке, поясняет, что в Канаде банковское сообщество объединилось. При посредничестве Канадской ассоциации банкиров, в которую входят все крупнейшие банки и кредитные союзы, циркулирует список нежелательных сотрудников. Имена в этот список финансовые учреждения добавляют на добровольной основе.

Некоторые из опрошенных организаций создали подразделения по борьбе с мошенничеством – своего рода внутренние правоохранительные органы. Эти отделы, состоящие главным образом из бухгалтеров, бывших офицеров полиции, экспертов по информационным технологиям и аналитиков, расследуют мошенничества с помощью инструментов из арсенала полиции. После выявления мошенника выносится обвинительный приговор, а затем определяется мера наказания: уволить и, по возможности, потребовать возмещения материального ущерба. Однако внутренняя борьба с мошенничеством и построение самостоятельной правовой системы в организации обходятся дорого.

У малых же предприятий не хватает ресурсов для организации противодействующих мошенникам подразделений. Им приходится обращаться в фирмы, занимающиеся частными расследованиями. Но это тоже большие затраты. Джек, CFE и частный детектив, занимающийся главным образом выявлением мошенничеств в малых предприятиях, поясняет: «Когда организации сообщают о мошенничествах, речь не идет о насилии или смерти. Для полиции это не срочно. Но если не разобраться с ситуацией быстро и адекватно, она с легкостью может довести малое предприятие до банкротства».

Мы обнаружили, что ряд организаций укрепляет порочный круг, борясь с мошенничествами своими силами. Чем меньше заявлений о мошенничествах подается в правоохранительные органы, тем больше злоумышленников остается неразоблаченными. Это заставляет организации и их руководство больше вкладывать в собственные отделы по борьбе с мошенничествами. 

Многие управленцы отказываются сообщать о мошенниках в полицию ради краткосрочных преимуществ, обусловленных защитой репутации их организаций, но как будто забывают или не знают о финансовых затратах, которые сопряжены с взращиванием системы по борьбе с мошенничеством, направленной на защиту предприятий от своих же сотрудников. Как бы ни была несовершенна система оповещения правоохранительных органов о мошенничествах, она позволяет оказывать на них давление. Мошенникам, известным обществу, труднее свободно переходить из одной организации в другую. Один из опрошенных нами CFE рассказал, что человек, замешанный в мошенничестве, с которым разобрались без привлечения полиции, работает в бухгалтерии другой организации.

Наши выводы показывают, что управленцам надо искать компромисс между внутренней борьбой с мошенничествами (она позволит минимизировать последствия этих правонарушений для организаций) и практикой внешнего расследования, которое ведут правоохранительные органы. Имеет смысл сообщать о доказанных (или вызывающих подозрения) случаях в правоохранительные органы, хотя вызванная таким образом огласка и может повредить репутации организации в краткосрочной перспективе. Зато в долгосрочной перспективе все компании будут меньше страдать от неразоблаченных злоумышленников.

Об авторах: Синтия Куртуа – доцент бухгалтерского дела в Университете Лаваля, Ив Жендрон – профессор Университета Лаваля

Статья впервые опубликована в «Harvard Business Review Россия». Оригинал статьи здесь – https://hbr-russia.ru/management/korporativnyy-opyt/834473