Пт. Дек 2nd, 2022

Новости России и мира

Новости, обзоры, публикации

Неброские сокровища ММКФ

Раз в год Москва выглядит особенно: по городу развешивают билборды со св. Георгием, у кинотеатра раскатывают ковровую дорожку, Никита Михалков, бессменный президент ММКФ (меняются только его шарфы), встречает гостей на церемонии открытия, Светлана Ходченкова демонстрирует очередной декольтированный наряд, а показы фильмов предваряет великая музыка Эдуарда Артемьева – вариация на тему из фильма «Сибириада», ставшая официальным гимном фестиваля. Все это создает иллюзию, что ММКФ и есть, как заявлено, фестиваль класса А, т. е. стоит в одном ряду с Каннами, Берлином и Венецией. Это, конечно, не так. Хотя бы потому, что на фестивалях класса A не может быть премьер второй свежести, а на ММКФ они сплошь и рядом. Но это вовсе не значит, что ММКФ нам не нужен. Нужен. И каждый год мы его ждем.

На сей раз Михалков, представитель наиболее уязвимой перед коронавирусом возрастной категории 65+, на открытии ММКФ не присутствовал. Но пафоса мероприятия это не снизило. Да, громких имен в конкурсе не заявлено, но вместо Михалкова можно столкнуться в фойе, например, с Тимуром Бекмамбетовым, а в сопутствующих программах фестиваля откопать с десяток жемчужин.

Фестиваль разбавляет киноафишу редкими названиями фильмов и именами, о которых многие, возможно, ничего не слышали. Тут важен не престиж, а просветительская миссия. Это работает в обе стороны. Ведь мастера приезжают к нам не за «Золотыми Георгиями», а за премией «Верю!», названной в честь Станиславского, – Константин Сергеевич в отличие от современных российских кинодеятелей проверенный временем бренд.

Впрочем, в этом году вручение «Верю!» под вопросом – границы закрываются, не успев открыться. Гостей из-за рубежа почти нет, а в жюри только те, кто успел прорваться: румынский режиссер Александр Йордаческу, египтянин Махмуд Солимар, британский критик Брайан Вайнер, а также российские актриса Марина Александрова и режиссер, председатель жюри Бекмамбетов.

На фестиваль этого года повлияла не только эпидемия, но и политика. Фильм Дживана Аветисяна «Врата в рай», рассказывающий о конфликте в Нагорном Карабахе, исключили из внеконкурсной программы, чтобы не подливать масла в огонь разгорающейся войны. Азербайджан требовал изъять картину из программы еще летом, но тогда получил отказ. Сейчас ситуация изменилась, и фильм сняли.

Смотрим отечественное

Конкурсная программа никогда не была сильной стороной ММКФ, и этот год не исключение. В самом деле, много вы знаете режиссеров с мировыми именами, которые предпочтут Каннам Москву? Поэтому будем снова смотреть наше: психологический триллер Валерия Тодоровского «Гипноз», «На дальних рубежах» Максима Дашкина и, конечно, скандальный «Блокадный дневник» Андрея Зайцева.

Свою дозу дизлайков «Дневник» получил задолго до премьеры – сразу после того, как в соцсетях появился трейлер фильма. В нем почерневшие от голода и холода ленинградцы пытаются стащить буханки упавшего с санок хлеба. Они движутся как зомби, тянут руки как зомби и заваливаются друг на друга тоже как зомби. Режиссер явно вдохновлялся фильмами Германа-старшего и «Дылдой» Кантемира Балагова. Получился, однако, не реализм, а некрореализм, да еще и несколько комичный. Дочь писателя Даниила Гранина («Дневник» цитирует его знаменитую «Блокадную книгу») говорит, что готова подать на авторов в суд за трэш и самоуправство. Ведь мнения семьи никто не спросил. Впрочем, посмотрим. Возможно, «Блокадный дневник» не так плох, каким может казаться.

Таким же резонансным видится еще один фильм из основного конкурса – «Растворяться», который снял обласканный фестивалями и критикой корейский режиссер Ким Ки Дук. Для него этот копроект со студией Astana Film Fund в какой-то степени жест благодарности. Ким Ки Дук был членом жюри Almaty Film Festival. Казахи уговорили режиссера снять совместный фильм и представить его на конкурс в том же Almaty Film Festival. В Москве закрыли глаза на то, что премьера уже прошла год назад, – слишком велика магия имени Ким Ки Дука. И пусть это не лучший его фильм, но сюжет о молодой талантливой казахской художнице свеж, и кажется, что знаменитый режиссер на наших глазах переживает вторую юность кинодебютанта.

Авторские программы

Кроме основного конкурса, надо обратить внимание на авторские программы ММКФ – они гораздо насыщеннее и интереснее. Прежде всего это программа «8 ½ фильмов» Петра Шепотинника, собранная по личному (безупречному) вкусу составителя. «Государство комаров» Филипа Яна Рымша (о медленном падении в пропасть безумия) и «Соль слез» Филиппа Гарреля (любовный многоугольник, классический настолько, что даже снят на черно-белую пленку) действительно стоит увидеть. Кроме них в программе Шепотинника будет «Спа» Гийома Никлу, представляющий собой диалог Мишеля Уэльбека и Жерара Депардье. Два enfant terrible французской культуры обсуждают секс, вино и Эмманюэля Макрона в джакузи, грязевых ваннах и под душем Шарко (российский зритель тут же вспомнит сцену в бане из «Иронии судьбы»).

Неожиданным оказывается и французский оммаж Юрию Гагарину в одноименном фильме Жереми Труиля и Фанни Лиатара (программа «Спектр»): Gagarine Tower, т. е. жилую высотку на окраине Парижа, вот-вот снесут, но чернокожий подросток по имени Юрий, мечтающий о космосе, встанет на ее защиту. «Русский след» обнаруживается и у итальянцев в «Землетрясении дяди Вани» (программа «Мир искусств»). Режиссер Виничио Маркиони путешествует по пострадавшей от землетрясений Италии и по чеховским местам в России, и там и там находя вырубленные вишневые сады и печальное сходство.

Еще одна интересная программа, «Мастера», – настоящий пир для фанатов редкого кино. Кроме «Киномеханика» Абеля Феррары на ММКФ покажут «Шарлатана» Агнешки Холланд и драму Enfant terrible, режиссер которой Оскар Релер замахнулся на «священную корову» немецкого кино Райнера Вернера Фассбиндера. Этот фильм – не полноценный байопик, но попытка осмыслить фигуру знаменитого немца.

В программе «Эйфория наваждений» Андрея Плахова покажут свежего Алехандро Аменабара («Во время войны») и не менее свежего Алехандро Ходоровского, которому уже 91 год. Его «Психология, искусство исцеления» – настоящий семейный подряд: оператором выступила его жена Паскаль, композитором – сын Адан.

Эти неброские сокровища и надо искать на афише ММКФ. Тем более что кроме «Октября» у фестиваля будут и кинозалы-спутники – пять кинотеатров сети «Московское кино», Ценр документального кино, кинозалы Третьяковки, кинотеатр «Иллюзион». Кстати, фильмы открытия и закрытия скоро будут прокатывать во всех кинотеатрах страны. Откроет фестиваль новогодняя сказка «Серебряные коньки», а закроет – спортивная драма «На острие». Вот там, на премьере, и можно будет увидеть очередное новое платье Светланы Ходченковой, исполнительницы главной роли, – традиции фестиваля нужно уважать.