Сб. Окт 23rd, 2021

Новости России и мира

Новости, обзоры, публикации

Эксперименты с алкоголем в «Еще по одной»

Европейская киноакадемия назвала лучший фильм года – им стал «Еще по одной» датчанина Томаса Винтерберга. Он также выбран лучшим режиссером года и разделил премию за лучший сценарий с Тобиасом Линдхольмом. Исполнивший главную роль в «Еще по одной» Мадс Миккельсен признан лучшим актером.

Речь в фильме о четырех друзьях-учителях, которые решают проверить теорию Финна Скордеруда. Это реальный человек – ученый, профессор Университета Южной Дании. Как-то он заметил, что у человека нехватка алкоголя в крови и, если его уровень поднять, возможно, у нас и мозги заработают эффективнее, и самочувствие станет лучше. Герои решают проверить, как им будет житься в будни с постоянными 0,5 промилле в крови (при этом после 20 часов и в выходные пить нельзя). Все у них идет неплохо – до определенного предела.

Актеры, уверяет Винтерберг, на съемках не пили по чисто практическим соображениям. «Вы не можете поддерживать такое состояние 12–14 часов кряду», – цитирует режиссера полностью согласный с его мнением Миккельсен в интернет-издании IndieWire. Но было проведено практическое исследование. Актеры около недели репетировали, повышая уровень алкоголя до 0,5 и 0,8 промилле, чтобы понять, как двигается подвыпивший человек. А еще актеры смотрели на YouTube русскоязычные ролики, в которых люди напивались перед камерой. «Это было супервдохновляюще», – говорил Миккельсен.

«Мы хотели изучить психологический эффект алкоголя», – объясняет Винтерберг идею фильма. Сразу возникают опасения, а не примутся ли зрители экспериментировать в подражание героям? Нет, считает Винтерберг: «Фильм достаточно сбалансирован. Он показывает, какие жертвы придется принести на этом пути» (цитата по интернет-изданию Deadline). Еще четыре года назад, раздумывая об экранизации этой истории, он говорил журналу The Hollywood Reporter, что фильм задуман как ответ: «Ответ на очень медицинский и целомудренный образ жизни, который распространяется по миру как болезнь <...> Вторую мировую выиграл закоренелый пьяница (он имеет в виду Уинстона Черчилля. – «Ведомости»), множество лучших произведений [искусства] этой планеты было создано пьяными людьми. С одной стороны, выпивка делает жизнь полнее. С другой стороны, вы от нее умираете. Но история о том, как вы от нее умираете, рассказывалась уже много раз».

«Еще по одной» должны были показать на Каннском кинофестивале летом прошлого года. Но фестиваль не состоялся из-за пандемии. Так что премьера прошла в сентябре на международном кинофестивале в Торонто. В Дании фильм произвел фурор. В стране с населением менее 6 млн человек было продано более 800 000 билетов в кино, что стало рекордом для картин Винтерберга. «Мы очень нервничали из-за [обусловленных пандемией] ограничений при посещении кинотеатров. Мы паниковали, что нужно будет вдвое больше сеансов, чем обычно, чтобы хотя бы примерно окупить бюджет фильма (около $5,5 млн. – «Ведомости»)», – вспоминал Миккельсен в беседе с Deadline.

Фильм имеет хорошие шансы принести Винтербергу очередную номинацию на «Оскара», считают СМИ.

Но триумф Винтерберга связан с личной трагедией. Он планировал снимать фильм в школе, куда ходила одна из его дочерей, Ида. Для нее и ее одноклассников это стало бы дебютом в кино. По сценарию Ида была дочерью учителя истории, которого сыграл Миккельсен. Она прочитала сценарий во время путешествия по Африке и пришла в восторг, тем более что Винтерберг вдохновлялся среди прочего ее же рассказами о молодежных пьянках.

Кадр из фильма «Еще по одной» /Capella Film

К съемкам приступили в начале мая 2019 г., не дожидаясь возвращения Иды. Через четыре дня Винтербергу позвонили – мать везла Иду на встречу с друзьями, когда один из водителей, заговорившись по мобильному, врезался в них на шоссе. Мать оправилась от травм. Ида скончалась на месте. Ей было 19 лет.

Съемки немедленно остановились. «Моя жизнь была разрушена, – говорил Винтерберг IndieWire. – Не имело смысла продолжать. Но также не имело смысла не продолжать. Иде это бы не понравилось. Поэтому мы решили снять фильм ради нее». Соавтор сценария Линдхольм садился в режиссерское кресло, когда Винтерберг чувствовал себя слишком подавленным, чтобы работать. А у героя Миккельсена в фильме нет дочери – вместо нее двое сыновей.

Воспитанник хиппи

Когда Винтербергу было семь лет, родители переехали жить в коммуну хиппи – Христианию (Свободный город Христиания) в одном из кварталов родного Копенгагена, история которой началась в год его рождения, в 1969-м. «Кучка сквоттеров захотела устроить игровую площадку для своих детей. Там как раз снесли забор вокруг военной зоны… Затем они незаметно перебрались жить в те места, – рассказывал он CNN. – Думаю, в 1972 г. они решили, что эта территория больше не является частью Дании и они не будут платить налоги <...> Возникла целая культура сквоттеров и хиппи, и в 1970-е гг. проводилось множество культурных мероприятий. Вырос удивительный, красочный город хиппи, полный идеологии, театральных коллективов и счастливых людей. Мои первые культурные впечатления были получены здесь <...> Я рос в доме, полном счастливых хиппи <...> Я бегал голым по Оленьему саду и запускал воздушных змеев».

Когда родители Томаса развелись и уехали из коммуны, он остался жить в Христиании и покинул ее, только когда женился.

Первая жена Винтерберга, Мария, приехала в Копенгаген подростком, увлекалась политикой и протестовала против бюрократов из Еврокомиссии. Однажды в кафе, где она подрабатывала на полставки, зашел молодой парень, представился Томасом и рассказал, что снимает фильмы. Марии он понравился, она пригласила его на вечеринку к друзьям, и вскоре они стали парой. Через полтора года решили, что надо что-то менять: влюбленные постоянно ссорились и сходились-расходились. Винтерберг предложил пожениться. Ему было 19 лет, Марии – 21 год.

Вскоре у них родилась дочь Нанна, а через четыре года – Ида. Мария стала помощницей театрального режиссера Питера Лангдала, а потом начала ставить спектакли и самостоятельно. Винтерберг в 1993 г. окончил Датскую национальную киношколу и сразу же оказался в фаворе у критиков, выступая практически во всех своих лентах и режиссером, и сценаристом. Его дипломная короткометражка «Последний раунд» получила призы на международном студенческом кинофестивале в Мюнхене и на фестивале в Тель-Авиве.

Следующая короткометражка, «Мальчик, который ходил задом наперед» (1994), рассказывала о ребенке, который после смерти брата научился поворачивать время вспять, идя назад. Затем Винтерберг выпустил полнометражное роуд-муви «Самые большие герои» (1996). Работая над ним, он создал вместе со знакомым манифест «Догма 95». Знакомого, как нетрудно догадаться, звали Ларс фон Триер.

«Весь процесс занял 35 минут, мы смеялись как сумасшедшие, но все было всерьез. Смех был скорее от облегчения, – вспоминал Винтерберг в интервью CNN. – Во время съемок мы тратили много времени на грим, выставление света и музыку, поэтому попросту запретили все это. И это было отлично. А еще немного опасно и почти самоубийственно».

Кадр из фильма «Торжество» /Nordisk Film

«Догма 95» призывает снимать кино максимально приближенно к жизни. Запрещаются декорации, специально выставленное освещение, спецэффекты, наложение задним числом закадровой музыки и т. д. Первый (и забежим вперед – он же последний) фильм Винтерберга, написанный и снятый по «Догме 95», заработал целый ряд наград, включая специальный приз жюри Каннского кинофестиваля, и был выдвинут на «Оскара» от Дании (правда, не вошел в шорт-лист). В «Торжестве. Догма № 1» сюжет вращается вокруг патриарха семейства, празднующего 60-летие. Старший сын начинает произносить якобы поздравительную речь, но в ней раскрывает темную тайну отца.

Второе восхождение к славе

«Я часто думал: на этом фильме все и кончилось, – рассказывал Винтерберг The Guardian. – Я все еще горжусь «Торжеством». Для меня это как иметь богатого и знаменитого сына, который путешествует по миру и иногда присылает мне чек. Но после этого у меня было несколько болезненных лет».

«Третья ложь» (2000) не отличалась чем-то особенным и не следовала полностью «Догме 95». Еще больше от нее отошел фильм 2003 г. «Всё о любви» с Клэр Дэйнс и Хоакином Фениксом. Он стал крупным провалом, и репутация Винтерберга полностью не восстановилась вплоть до 2012 г., считает The Guardian. Не помог даже фильм по сценарию Ларса фон Триера «Дорогая Венди» (2004), принесший «Серебряного святого Георгия» за лучшую режиссуру XXVII Московского кинофестиваля.

«Возвращение домой» (2007) стало вехой в жизни Винтерберга – на его съемках он влюбился в 18-летнюю актрису Хелену Рейнгор Нойманн. В год выхода ленты Винтерберг и Мария решили развестись. «Мы давно перестали ссориться, у нас было все хорошо… Просто мы израсходовали всю любовь», – говорила Мария датскому интернет-изданию ALT. Дочери стали жить попеременно с родителями – 14 дней с Марией, 14 дней с отцом. А через полтора года у них появился младший брат Альберт. Томас и Хелена официально скрепили свой союз в 2010 г., когда он написал сценарий и выпустил свой следующий фильм «Субмарино». Винтербергу был 41 год, Хелене – 23.

Кадр из фильма «Охота» /Nordisk Film

Очередная лента – «Охота» (2012) полностью реанимировала репутацию Винтерберга. Она заработала три приза 65-го Каннского кинофестиваля, премию Европейской киноакадемии за лучший сценарий и номинацию на «Оскара», BAFTA и «Золотой глобус» за лучший фильм на иностранном языке. В «Охоте» воспитателя в детском саду затравили из-за ложного обвинения в педофилии.

От кино к сериалу

Герой «Охоты» становится жертвой толпы. В противовес этому новый фильм Винтерберга называется «Вдали от обезумевшей толпы» (2015). Это экранизация романа Томаса Харди о том, как в викторианской Англии за сердце независимой и упрямой девушки соперничают три жениха. Хотя Винтерберг – сын литературного и кинокритика, роман он не читал и – редкий случай – в создании сценария не участвовал.

Кадр из фильма «Коммуна» /Zentropa Entertainments

Зато следующий фильм – «Коммуна» (2016) он буквально списал со своей жизни. Одна из комнат в ленте – точная копия комнаты самого Винтерберга, когда он жил в Христиании. По сюжету профессор университета Эрик получает в наследство дом. Чтобы сэкономить на его содержании, они с женой Анной, с которой состоят в браке полтора десятка лет, создают коммуну. Идиллия заканчивается, когда Эрик заводит любовницу Эмму, гораздо моложе себя, которая напоминает его жену в молодости. Роль Эммы Винтерберг специально написал под свою вторую жену, Хелену.

За «Коммуной» последовал фильм по чужому сценарию – «Курск» (2018) о гибели российской подводной лодки. После этого Винтерберг переключился на вопросы алкоголя. Теперь же, как сообщает датское киноагентство TrustNordisk, он решил попробовать силы в новой сфере. Винтерберг планирует снять свой первый сериал. На телеканале TV2 Danmark в конце 2021 – начале 2022 г. выйдет многосерийная драма «Семьи, похожие на наши» – там в недалеком будущем Данию медленно затапливает, страна неторопливо эвакуируется. Те, кто может себе позволить, перебираются в хорошие страны. Менее богатые прибегают к помощи государственной программы и отправляются в менее приятные места. Друзья и влюбленные оказываются разбросанными по разным уголкам планеты.