Чт. Окт 21st, 2021

Новости России и мира

Новости, обзоры, публикации

Как музеи работают онлайн

Большинство крупных российских музеев начали развивать digital-направления еще несколько лет назад, задолго до ограничений, вызванных пандемией коронавируса. Но, столкнувшись с непосредственным закрытием помещений, усилили работу над онлайн-проектами для посетителей, а также для внутренней деятельности и взаимодействия с другими институциями.

Кто что делает

Виртуальные экскурсии и лекции большинство музеев снимало и до нынешней изоляции. Сейчас почти все стараются экспериментировать с форматами.

Эрмитаж транслирует в соцсетях ролики «Интеллигентная изоляция» – 55 сюжетов, снятых сотрудниками музея перед уходом на карантин. В Instagram музея почти каждый день сотрудники службы безопасности выкладывают съемки залов музея, которые дополняются комментариями экскурсоводов и научных сотрудников.

Музей современного искусства «Гараж» создал отдельный сайт «Самоизоляция» (self-isolation.garagemca.org), где собраны виртуальные экскурсии, проекты существовавшей ранее платформы Garage Digital и материалы, возникающие, пока вся команда остается онлайн.

Пушкинский музей собрал все интернет-проекты в единую программу #НаединесПушкинским. Помимо традиционного контента из видео с экскурсиями и лекциями музей придумал ряд проектов специально на время изоляции. Например, «100 способов прожить минуту», в котором люди, связанные с искусством, делятся опытом осмысленного проживания времени, и видео #СкучаюпоПушкинскому, где друзья музея рассказывают о разлуке с ним.

Музей Москвы в режиме онлайн открыл новую выставку о реконструкции и истории Остоженки – «Остоженка: проект в проекте». И одновременно с закрытием залов запустил серию онлайн-бесед о городе «Как чрезвычайные ситуации меняют городскую жизнь?». Каждую неделю специалисты из разных областей (экономисты, культурологи, социологи, антропологи, историки, искусствоведы) в прямом эфире через трансляции в Zoom обсуждают жизнь города в периоды эпидемий, пожаров и других чрезвычайных ситуаций.

Все опрошенные представители музеев утверждают, что интерес к онлайн-проектам есть.

Точную статистику ведет Эрмитаж. С 17 марта музей опубликовал 60 программ и 43 Instagram-эфира. К понедельнику 13 апреля эти программы собрали почти 15 млн просмотров. Еще 5 млн просмотров собрал раздел «Виртуальный визит» на сайте музея. Эти цифры в несколько раз превышают как годовую реальную посещаемость Эрмитажа, так и просмотры всех официальных интернет-ресурсов музея с 1 января по 16 марта 2020 г., сообщают в Эрмитаже.

Посещаемость сайта упала, не скрывают в Пушкинском, потому что обычно главным драйвером интереса к официальной странице были выставки. Сейчас их нет, и посетители больше внимания уделяют соцсетям.

Сайт сам по себе не особо интересен посетителям, соглашается куратор музейного центра «Планета мира» в Красноярске Оксана Будулак. Виртуальные туры и лекции по истории искусства также могут быть необходимы ограниченной аудитории – например, самим музейным работникам или художникам, которые изучают опыт коллег. И в целом статичный контент менее привлекателен для посетителей, чем интерактивный: чем больше вовлеченность аудитории, тем больше отклик, уверена Будулак. Поэтому вся жизнь «Планеты мира» сейчас в соцсетях, а одним из главных проектов стал сериал «Музейные дома», где художники и сотрудники музея делятся тем, как сейчас живут и работают.

В Музее Москвы тоже экспериментируют с живыми эфирами, а часть проектов и вовсе появилась благодаря запросам посетителей, делится директор музея Анна Трапкова. Например, цикл психологических онлайн-бесед «Мы сегодня дома», где участники обсуждают разные аспекты сложившейся стрессовой ситуации (например, делятся опытом жизни в разных городах во время карантина), – ответ на актуальную сейчас потребность горожан в психологической поддержке.

Ни один виртуальный проект не заменит настоящий визит в музей, хором говорят музейщики. Музей работает с подлинной вещью, а не с проекцией, и подмены понятий в связи с временным переходом на онлайн быть не должно.

Чтобы получить впечатление и эмоцию, нужно посетить музей, уверена директор Пушкинского Марина Лошак. Но онлайн может расширить осведомленность и дать информацию о предмете. Кроме того, текущие онлайн-инициативы музея помогут зафиксировать уникальный опыт проживания экстремальной ситуации и в будущем стать объектом изучения и материалом для выставок.

Работу в стенах музея не заменит ничто, ни одна онлайн-экскурсия не даст такого же взаимодействия с экспонатами, как живой просмотр, поддерживает Трапкова. Но сегодняшняя ситуация – повод задуматься о том, что и как можно и нужно переводить в виртуальную реальность. Музей Москвы в этом плане отличается от художественных музеев, потому что объектами его интереса и изучения выступают не только артефакты, но и сам город и его жители. Поэтому жизнь города в условиях пандемии и реакция людей сами по себе могут быть предметом изучения. А как раз рассказывать истории горожан и привлекать экспертов дистанционно можно, и сейчас самое время отработать эти форматы. Еще одно направление – работа с дополненной реальностью. Стандартная видеоэкскурсия может проинформировать, но преодолеть дистанцию между подлинной вещью и посетителем – нет. Возможно, сократить ее удастся с помощью сложных видеопродуктов, например с применением VR-технологий, резюмирует Трапкова.